Нельзя управлять страной, жители которой смотрят чужое телевидение

23.07.2022 16:40
Спустя 30 лет в Казахстане львиная доля аудитории смотрит российские каналы, а российские онлайн-сервисы имеют точный цифровой портрет казахстанских пользователей. Но системных мер для того, чтобы переломить этот негативный тренд никто пока не предпринимает. Казахстанский медиарынок, по-прежнему, считается «легкой добычей».
Нельзя управлять страной, жители которой смотрят чужое телевидение

Хронические проблемы, которые не дают развиваться казахстанскому медиабизнесу, хорошо знакомы и экспертному сообществу, и самим властям. Основные из них: государственное доминирование на рынке, зарегулированность, практическое отсутствие конкуренции среди национальных телеканалов, олигополия, государственный информационный заказ. Отечественная и зарубежная практика наглядно показала, что без конкуренции, ограничения влияния крупного бизнеса, и эффективной государственной регуляторной политики, добиться формирования сильного и конкурентоспособного медийного рынка, практически, невозможно. Сопутствующей, и не менее важной проблемой является активная экспансия казахстанского рынка со стороны цифровых и телекоммуникационных компаний России. «Яндекс Такси», «Beeline», «VK», «Mail.ru» и прочие сервисы, владеют не только персональными данными казахстанцев, но и информацией о потребительских предпочтениях, геоданных, личных финансах, политических и религиозных взглядах и т.п. Подобные сервисы вкупе с медиаресурсами позволяют установить достаточно эффективный контроль за тем, как думают, во что верят, как действуют, что делают, едят и покупают казахстанцы. Все это происходит на фоне слабости наших рыночных игроков. Не лишним будет сказать, что ослабление информационного и цифрового иммунитета страны в эпоху гибридных угроз и асимметричных конфликтов, вдвойне опасно.

Несколько лет назад НПО, поддерживающее развитие СМИ “Интерньюс Казахстан”, был сделан аналитический обзор “Участие государства в рынке медиа”. По нему было видно, что государство, с одной стороны, доминирует на рынке медиа, попутно контролируя 14 из 24 национальных каналов, а с другой, что бюджетное финансирование медиа существенно превышает совокупные доходы от рекламы. Это значит, что с одной стороны, вещание независимых медиа существенно ограничено государственным доминированием, а с другой, конкуренция идет не за публику, а госинформзаказ или государственные деньги. Выходит, что качество контента не влияет на способность телеканалов зарабатывать. А сам контент определяется тем, что хочет видеть не зритель а чиновник, который фактически финансирует сериалы и телепередачи. И этот фактор существенно снижает конкурентоспособность отечественного медиарынка, превращая его в легкую добычу для зарубежных игроков, способных давать более качественный и интересный контент. В Казахстане сегодня зарегистрировано более 2500 различных СМИ, но большая часть из них имеет весьма скромные масштабы распространения. В то же время крупнейшие медийные ресурсы олигополизированы государством и афилированной с властью деловой элитой, что было хорошо продемонстрировано в аналитической статье «Кто владеет СМИ Казахстана? Часть 2», подготовленного «Информационно-аналитическим центром по изучению общественно-политических процессов на постсоветском пространстве» (при МГУ им.Ломоносова). [1]

В конечном итоге, то, что не дает развиваться другим рыночным отраслям (гос доминирование, зарегулированность, госзаказ, неформальные барьеры входа, олигополии), уничтожают и сегмент СМИ в Казахстане.

В 2021 году российская компания MediaHills представила результаты исследования, в котором выявлялись предпочтения казахстанцев по основным просматриваемым телеканалам. Выяснилось, что самая большая аудитория, около 65%, - у телеканалов, с преобладающим русскоязычным контентом. Причем основным просматриваемым в Казахстане телеканалом, исследование определило «Первый канал Евразия». В то же время именно «MediaHills», совместно с аффилированным казахстанским предприятием «Media Data», вполне легально и при поддержке Министерства информации и общественного развития РК, занимаются открытым замером казахстанской телеаудитории, основанной на сборе и обработке данных с абонентских телеприставок. [2]

По заявлению основателя и генерального директора компании “Mediahills” Андрея Бояринова, компании удалось запустить в Казахстане гибридные телеизмерения по 450 тыс. домохозяйств, которые позволяют получить посекундные данные 241 канала в 75 городах страны». [3]

Данная аналитика хорошо дополняется докладом казахстанского Института анализа социально политических процессов (далее ИАСПП) «О влиянии российских масс-медиа и «Big Data», подготовленного также в 2021 году. Данные доклада дополнили информацию российского «MediaHills» о преобладании русскоязычного контента. ИАСПП подтвердили лидерство не просто русскоязычных, а именно российских телеканалов в большинстве регионов Казахстана. «Бесконтрольное внедрение онлайн-сервисов приводит к сбору информации о казахстанских пользователях российскими компаниями. Содействуют развитию российских сервисов, выступающих в качестве инструментов сбора и обработки «больших данных». Россия ориентируется на приоритетное использование возможностей национального и международного предпринимательства в области информационно-коммуникативных технологий (Яндекс, социальные сети, ПО, поисковые системы и др.). В итоге, у казахстанцев популярны сервисы, аккумулирующие «большие данные», анализ которых предоставляет российским поставщикам услуг точный «цифровой образ» казахстанских пользователей. Отсутствие должного внимания со стороны властей к потенциалу использования «цифрового образа» в политических целях усиливают вероятность применения алгоритмов для обработки больших данных, которые предоставляют возможность не только предсказать реакцию или действия пользователя, но и манипулировать сознанием для достижения определенных политических и коммерческих целей. Аналогичная методика влияния на общество была успешно реализована в рамках политических процессов в зарубежных странах (выборы в США в 2016 г., Brexit и др.)» – полагает ИАСПП. [4]

В докладе ИАСПП говорится о предпринимаемых попытках России формировать единое информационное пространство путем попутного внедрения информационно-коммуникативных технологий, и сбора «Big Data» о казахстанских пользователях. «Влияние российских телеканалов и интернет СМИ сопровождается ростом популярности российских поставщиков услуг. Бесконтрольное внедрение онлайн сервисов приводит к сбору информации о казахстанских пользователях российскими компаниями. Содействуют развитию российских сервисов, выступающих в качестве инструментов сбора и обработки «больших данных», интеграционные проекты на пространстве ЕАЭС, направленные на продвижение единого рынка товаров и услуг. Россия ориентируется на приоритетное использование возможностей национального и международного предпринимательства в области информационно- коммуникативных технологий (Яндекс, социальные сети, ПО, поисковые системы и др.). В итоге, у казахстанцев популярны сервисы, аккумулирующие «большие данные», анализ которых предоставляет российским поставщикам услуг точный «цифровой образ» казахстанских пользователей» - также резюмируется в докладе ИАСПП. [5]

Кстати, в книге Досыма Сатпаева “Деформация вертикали”, конфликт 2014 года между Россией и Украиной приводится в качестве показательного примера доминирования российских СМИ на фоне слабости казахстанских медийных игроков. Д.Сатпаев отметил, что в тот период когда начался конфликт, именно действия российских СМИ вызвали раскол в казахстанском обществе, разделив его на сторонников и противников агрессии РФ против суверенного государства и сделали казахстанцев жертвой чужого конфликта. Информационные ресурсы России быстро навязали казахстанскому обществу “необходимые” пропагандистские ярлыки, парадигмы и взгляды. Также в книге упоминается социологическое исследование, которое американский Институт общественного мнения «Gallup” провел в 2015 году в Казахстане. По нему выходило что 72% участвовавших в исследовании казахстанцев, поддержививают действия российского президента В.Путина. И по этому показателю, как говорилось в книге, Казахстан обошел даже “братскую” Белоруссию. И это, как полагает автор книги, должно служить тревожным индикатором для казахстанских властей. Ведь с одной стороны российские медиа способны формировать необходимую информационную повестку внутри Казахстана, а с другой, размывать идентификацию и лояльность граждан. “Речь идет об одном из признаков размытой самоидентификации многих граждан Казахстана. Это значит, чья лояльность к собственному государству может быть такой же размытой в случае гипотетических трений или конфликтов между Россией и Казахстаном в будущем, если таковые возникнут.” – заключает автор.

Недавно, на расширенном заседании Правительства, Президент К.Токаев заявил, что “В Казахстане много экономистов, предпринимателей. Образованных, одаренных. Но, конкретных предложений у них мало, можно даже сказать, нет.” И тут следует возразить, ведь предложения по тому, как увеличить конкурентоспособность медийного рынка Казахстана и снизить возможности иностранных медиаигроков формировать общественное мнение внутри страны, звучат регулярно, только власти их предпочитают пропускать “мимо ушей”. И наработки экспертного сообщества по дерегулированию медиарынка являются одним из первых “кандидатов” на рассмотрение. Власти должны понимать, что не нужно быть выдающимся экономистом для решения проблемы зарегулированности рынка медиа. Одним из простых решений является открытый и справедливый конкурс на получения частоты на телевещание. Ведь для многих сегодня не секрет что для получения частоты на телевещание нужно (чаще всего безрезультатно), простоять несколько лет у “дверей” Министерства информации и общественного развития РК в ожидании конкурса который проходит в закрытом формате. Также не нужно быть нобелевским лауреатом по экономике чтобы установить прозрачные правила финансирования медиаигроков, по принципу не “самые лояльные”, а “самые эффективные”. И уж точно не надо быть гением макроэкономики чтобы начать процесс разгосударствления и приватизации крупнейших, коррумпированных и неэффктивных государственных медиахолдингов. Попутно создавая законодательную базу об ограничениях для крупного бизнеса финансировать медиаресурсы, и деолигополизацией рынка через инструменты антимонопольного законодательства.

Все это нужно делать уже сегодня, но готов ли пойти на это Президент? Причем в сегодняшнем социально-политическом контексте это уже вопрос не только экономики, но и серьезных политических последствий, которых избежать не удастся, если власти будут делать все для того, чтобы у страны не было информационного иммунитета.


[1] https://ia-centr.ru/experts/marsel-khamitov/kto-vladeet-smi-kazakhstana-chast-2/

[2] https://kz.kursiv.media/2021-05-05/kakie-telekanaly-predpochitayut-smotret-kazakhstancy/

[3] https://www.cnews.ru/news/line/2021-05-11_mediahills_stala_ofitsialnym

[4] https://iaspp.kz/sites/default/files/pdf/2021-02/2020.12.20 - big data na pechat 1.pdf

[5] https://iaspp.kz/sites/default/files/pdf/2021-02/2020.12.20 - big data na pechat 1.pdf